Русский инженер С. А. Нетыкса в своей книге «К теории ружейного дробового ствола и механика дробового выстрела», изд. 1916 г. высказал полезные идеи и остроумные соображения по исследованию дробового патрона и его усовершенствованию. Нетыкса, начавший свои наблюдения и опыты над охотничьими ружьями с 1860-х годов, правильно указывает, что современный дробовой патрон имеет слишком примитивное устройство, его необходимо реконструировать так, чтобы значительно улучшить баллистические данные дробового ружья. Принятые в настоящее время дробовые патроны имеют существенные дефекты, отрицательно влияющие на баллистические свойства данного оружия. Во-первых, дробовой снаряд получает в стволе резкий удар пороховых газов, что деформирует дробины, увеличивая разброс дроби; во-вторых — столбик дроби подвергается значительному прессованию по длине, что увеличивает трение периферических дробин о стенки ствола (снашиваются дробины, свинцуется ствол); в-третьих, получается нарушение столбика дроби в момент вхождения в соединительный конус (из гильзы в ствол), и, в-четвертых, дробь деформируется при переходе из цилиндрической части ство 1
Круглый диск мишени разделен на 100 участков, или долей, отсюда название стодоль- ла в чок. Кроме того, целостность дробового снаряда нарушается от продувания газов вокруг дробового пыжа и, наконец, от удара газов вдогонку в момент, когда дробь оставила ствол. В результате всего этого дробины дают увеличенный разброс, удлинение снопа дробин на полете, уменьшение скоростей полета, а с ними и уменьшение пробивного действия дробин. Для устранения этих дефектов Нетыкса испытал ряд различных мероприятий. Нетыкса считает обыкновенный пороховой пыж (войлок и картон) несоответствующим назначению — устранять прорыв пороховых газов и дробь. Вместо войлока автор применил цинковую чашку. Такой металлический обтюратор, помещенный в латунной гильзе между порохом и дробью, дал при прежнем заряде значительное увеличение начальных скоростей, увеличение давления и усиленную отдачу. При войлочном пыже утечка газов, как видно, имеется значительная. При металлическом обтюраторе оказалось возможным уменьшить обычный заряд пороха, и это не привело к уменьшению скорости, пробивное действие дроби не понизилось. Проверяя и развивая опыты Нетык-сы, автор этих строк сконструировал еще более надежный обтюратор, удлинив его ведущую часть, материал — сперва латунь, затем алюминий, это облегчило общий вес обтюратора и снаряда. Под дробь положен тонкий войлочный пыж, чтобы дробь получала удар не твердым обтюратором, а через мягкий материал; это мероприятие уменьшает деформацию дробин. Эффект по увеличению начальных скоростей получился очень хороший. Кучность не хуже, чем при обыкновенных садочных пыжах. Правильность соображений Нетыксы в отношении улучшения обтюрации несомненна. Оказывается, что охотники до сих пор при войлочных пыжах расходуют напрасно порох на увеличение заряда, часть которого уходит на бесполезную утечку газов. Конечно, металлический обтюратор из цветного металла можно с успехом заменить стальным. Было бы еще лучше, если бы удалось применить для этой цели папье-маше (прессованную бумажную массу) или подходящую пластмассу. Чем легче обтюратор, тем лучше, это облегчает весь снаряд, уменьшает давления в стволе и увеличивает начальную скорость снаряда. Жесткий металлический обтюратор испытывался лишь в стволах цилиндрической сверловки. Нетыкса в своих опытах пошел дальше усовершенствования порохового пыжа. Он устроил обтюратор-снаряд, который должен был дать хорошую обтюрацию, не допускать трение дроби о стенки ствола и значительно уменьшить резкий удар газов по дроби, вызывающий сжимание столбика дроби по длине и расширение его в стороны. Газы окружают оболочку снаряда по бокам и сзади, но не могут прессовать дробь. Оболочку для такого снаряда Нетыкса устроил металлическую в виде колпачка, затем перешел на упрощенную конструкцию с утолщенной ведущей частью; наконец, для удешевления применил деревянный стаканчик, сделав его по внутреннему диаметру гильзы и выстрогав на его ведущей части продольные желобки, но не до конца стакана, чтобы газы, окружая снаряд по бокам, сжимали его к центру. Учитывая, что такой снаряд, оставив ствол, мог лететь кувырком, снося дробь в любую сторону совершенно произвольно, Нетыкса разрезал оболочку продольно пополам, чтобы снаряд, вылетая из ствола, разлетался на две части. При стрельбе таким снарядом результаты получились плохие. Оболочка часто дробилась в стволе, потому что дерево слабый материал. Наконец, ничем не скрепленные половинки снаряда смещались одна по отношению к другой в продольном направлении. Для своих опытов автор этих строк сделал стакан подобной конструкции из алюминия, разрезал продольно на четыре части и скрепил их между собой от продольного сдвигания шпонками. При выстреле стакан распадается на части, вылетев из ствола, тогда дробь освобождается. Пыж на порох не нужен. Пробивное действие дроби гораздо сильнее, чем при лучших садочных войлочных пыжах. Однако при стрельбе получалось много «диких выстрелов» (относ дроби в сторону, сильный разброс дроби по мишени, обнос центра мишени и т. п.). Вероятно, при таких случаях стакан разрушался в стволе или не раскрывался, своевременно оставив ствол. Из упомянутых опытов Нетыксы и Маркевича получаются следующие выводы: ♦ архаический войлочный пыж на порох следует заменить более совершенным обтюратором; ♦ дробь можно предохранить от деформации и истирания о стенки канала ствола, помещая ее в специальный стаканчик жесткой конструкции, с жестким хвостом-стабилизатором; подобный стакан не тр