После мировой войны 1914-1918 гг. и Гражданской войны в СССР оказалось много военных винтовок Мосина образца 1891-1910 гг., забракованных как боевое оружие. Брак был главным образом по негодности стволов, испорченных преимущественно ржавчиной и ненадлежащей чисткой. Возник вопрос о наиболее рациональном использовании забракованных винтовок и их частей путем приспособления их для стрельбы дробью. Для этого необходимо переделать винтовку на гладкоствольное ружье. Такие ружья пригодны частично для охоты, отчасти —для сторожей и разной гражданской охраны. Пример — прежние одноствольные ружья, полученные из винтовок Бердана и Крынка, хорошо служили для таких целей. На дешевые переделанные ружья всегда был большой спрос. Следовало устроить наиболее удачную переделку винтовок Мосина, чтобы получить вполне хорошие образцы ружей. К сожалению, это не было учтено, принялись переделывать как попало, в результате получились неудачные образцы ружей. Из ствола винтовки Мосина можно сделать дробовой ствол не более 28-го калибра. Ствол такого калибра получается уже очень тонкостенным, чувствительным к внешним повреждениям (особенно в дульной части). Гораздо прочнее получается ствол 32-го калибра. На ружья 32-го калибра имеется спрос для некоторых промысловых охот, а больше — для разной сторожевой охраны, где требуется ружье с наиболее живучим стволом. Однако такие правильные соображения не были приняты во внимание заводами, на которые была возложена переделка винтовок. Первоначально оружейник Тульского завода Фролов начал переделку русских винтовок Мосина на дробовые ружья по типу германских переделанных маузеров. Для ружья винтовочный ствол Мосина заменили рассверленным бердановским стволом 16-го калибра, а магазинную коробку переделали на два патрона; третий патрон можно вставить непосредственно в ствол; получилось трехзарядное ружье. При постановке на производство такого ружья ни Фроловым, ни его начальством не учтены следующие обстоятельства. Во-первых, германское переделанное ружье, например, фирмы «Геко» («Геншов и компания») имеет ствол 16-го калибра, сделанный заново, вполне современной конструкции: обточенный с выкатом (средняя часть тонкая, дульная — с утолщением, казенная часть наиболее толстая), очень аккуратно сделанный, с чо-ком. В Туле для переделываемого ружья взяли ствол от прежней винтовки Берда-на, рассверлили канал на 16-й калибр, оставив его коническую форму. Чока нет. Стенки ствола в дуле истонены. Вследствие этого баллистические свойства и живучесть ружья Геко лучше тульского. Во-вторых, магазинная коробка ружья Геко укрыта в цевье ложи, в тульском ружье магазинная коробка выступает из цевья, что делает ружье некрасивым и менее удобным в пользовании. Рукоятка затвора Геко опущена вниз, рукоятка тульского затвора, выступая в сторону, задевает за посторонние предметы, за снаряжение стрелка и т. д. В-третьих, ложа ружья Геко с шейкой пистолетной формы, ложа тульского ружья с простой шейкой, менее удобной при стрельбе из одноствольных ружей. Наконец, ствольная коробка ружья Геко более прочная и, главное, удобнее при заряжании ружья. Спуск ружья Геко совершеннее (с преду-предителем), тульский простой, без пре-дупредителя. Антабки для ремня у Геко укреплены в надлежащих местах; в тульском — щели для ремня находятся не на месте и т. д. Не лучшего изготовления были однозарядные и магазинные ружья Мосина 28-го калибра. Наши оружейные заводы выпустили в небольшом количестве однозарядные ружья 32-го калибра. Ружья этого калибра получаются с наиболее прочным стволом. Между тем при умелой и аккуратной переделке винтовки Мосина получаются неплохие ружья для дроби. Это доказывают любительские переделки образцов таких ружей, произведенные хорошими мастерами. Переделанные ружья следовало выпустить двух основных образцов. Первый — для охотничьего промысла и для охраны — 32-го калибра. Ложа должна быть с длинным цевьем, с кольцами и шомполом. Такие ружья могут быть однозарядные и четырехзарядные. Однозарядное ружье дешевле в изготовлении, безотказнее в действии и немного легче. Второй образец — спортивно-охотничий — должен быть 20-го калибра, со стволом, сконструированным специально для металлической гильзы. Ложа с коротким цевьем без кольца, приклад охотничьего типа. Такое ружье может быть двухзарядное, тогда магазинная коробка не выступает из цевья. Конструкция канала ствола — чок. Спрос на такие ружья был бы большой. О необходимости изготовления ружей таки
х образцов указывалось в охотничьей печати неоднократно, начиная с 1924 года, однако все пожелания оставались без последствий. Позже Тульский оружейный завод совсем прекратил переделку винтовок. Существовало мнение, что с выпуском у нас ружей ижевский «джонсон» спрос на ружья, переделанные из винтовок Мо-сина, будет ничтожный. Ошибочность такого мнения вскоре обнаружилась на практике: покупателей на дробовые ружья Мосина всегда было много, и они всегда будут. Происходит это вследствие того, что, во-первых, наши «джонсоны» малых калибров тяжелы, маложивучи (быстро расшатываются в колодке) и дорого стоят сравнительно с ружьями Мосина; во-вторых, эти «джонсоны» менее скорострельны (при заряжании требуются дополнительные приемы: вынуть гильзу и взвести курок, чего в ружье Мосина делать не надо). Наконец, многим лицам, имевшим дело с боевой винтовкой Мосина, больше нравится ружье со скользящим затвором этой системы, как очень надежным, легко разбирающимся для чистки и дешевым в ремонте.