Стволы из нержавеющей стали — это серьезнейший вопрос, касающийся живучести ружья. Каналы стволов охотничьих ружей изнашиваются главным образом не от стрельбы, а от коррозии металла. Разрушительное действие коррозии особенно заметно при стрельбе нитропорохами, когда применяют капсюль старого типа из гремучей ртути и бертолетовой соли. В XX столетии ствольная сталь достигла значительной степени совершенства. Прибавление к стали марганца, никеля, хрома, а в последнее время — вольфрама, ванадия и молибдена дало возможность получить наиболее высокие сорта стали. При очень большом проценте никеля и особенно хрома удалось изготовить путем соответствующей обработки нержавеющую сталь. За границей такая сталь появилась в Австрии около 1908-1909 гг. Первые сорта нержавеющей стали произвели сенсацию в охотничьем мире. Стволы из нержавеющей стали «Антикорро» (австрийская) и «Антинит» (германская, завода «Био-лер») ценились сперва чуть ли не на вес золота. В 1912 г. завод «Крупп» в Германии выпустил аналогичную сталь. Подобная же сталь появилась во Франции, Англии и Америке. Нержавеющие стволы тогда значительно понизились в цене. После мировой войны 1914-1918 гг. завод «Крупп» выпустил сравнительно недорогую ствольную нержавеющую сталь под маркой «Нироста». Право изготовления охотничьих ружей со стволами «Нироста» приобрела от Круппа оружейная фабрика «Зауэр и сын в Зуле». Крупповские нержавеющие стволы хорошо испытаны в течение многих лет. Они не ржавеют после стрельбы бездымным порохом, будучи оставлены без всякой чистки в течение нескольких недель. Кроме того, для испытания стволы зарывали на два месяца в сырую землю, вообще проделывали с ними со стрелковой точки зрения «варварские опыты». В результате сталь с честью выдержала испытание: нигде не появилось ни одного пятна ржавчины. Сталь не ржавеет ни от лимонной, ни даже от концентрированной азотной кислоты. Теперь все крупные сталелитейные заграничные заводы в состоянии изготовлять нержавеющую ствольную сталь. Нержавеющие стволы стали выпускать в продажу в Англии, Франции, Америке и т. д. В 1927 году наш Златоустовский завод выпустил два сорта нержавеющей стали: один в качестве ствольного материала, другой имеет качества инструментальной стали. Для нас более интересна первая сталь. Прочность и эластичность ее очень велики: ♦ предел упругости — 60 кг/мм2 (у Круппа — 70 кг/мм2); ♦ временное сопротивление разрыву — 75 кг/мм2 (у Круппа — 87 кг/мм2); ♦ удлинение после разрыва — 16% (у Круппа —18%). Из сравнения нашей нержавеющей стали с подобной лучшей крупповской сталью видно, что разница между ними в отношении прочности и эластичности ничтожная, практически ею можно пренебречь. Относительно стойкости коррозии наша сталь ничуть не уступает крупповской. Продукты сгорания бездымного пороха и капсюлей совершенно не влияют на нашу сталь; она не поддается действию сильных кислот. Кроме того, наша нержавеющая сталь имеет еще то преимущество, что обходится не дороже инструментальной стали. Термическая обработка стали нетрудная. Холодным способом обрабатывается сталь режущим инструментом не труднее обыкновенной стали. Очень трудна лишь химическая окраска (оксидировка) готовых стволов, потому что сталь не поддается окислению. У Зауэра имеется свой секрет воронения нержавеющих стволов «нироста». Американцы дешево «красят» подобные стволы в темно-серый цвет, предварительно делая поверхность стволов матовой. Такие стволы не имеют блеска, поэтому лучше маскируются на охоте. Вторая упомянутая выше нержавеющая сталь обладает качествами инструментальной стали и может быть использована для изготовления деталей механизма ружья. На окисление она так же стойка, как и первая сталь. Несомненно, что нержавеющая сталь должна быть весьма интересным нововведением как для охотничьего, так и особенно для военного боевого оружия, потому что значительно увеличивающаяся живучесть оружия неоценима для снабжения в военное время. Кроме того, сберегается время на чистку оружия, следовательно, сберегаются не только смазочные и обтирочные материалы, но и силы, энергия солдата.